a70e0e77     

Веллер Михаил - Поправки К Задачам



Михаил ВЕЛЛЕР
ПОПРАВКИ К ЗАДАЧАМ
Августовское солнце грело приятно. Листва уже набирала желтизну.
Маршал дремал на скамеечке. Он услышал шаги и открыл глаза.
Генерал с молодым усталым лицом стоял перед ним. В первые
моменты перехода к бодрствованию маршал смотрел с неясным
чувством. Старческая водица пояснела на его глазах. Генерал был
в форме того, военного, образца. "Забавно", - маршал понял,
улыбнувшись: это он сам стоял перед собой и ожидал, возможно,
указаний.
- Ну, как командуется? - спросил он.
- Трудно, товарищ маршал, - ответил генерал, поведя подбородком,
и тоже улыбнулся.
- Трудно... - повторил маршал. Треть века назад, подтянутый в
безукоризненно сидящей форме, он был хорош... - А иначе и не
должно.
Пологий склон переходил в лес на высотах. Его наблюдательный
пункт находился в сотне метров. НП был такой, как он любил:
основательный блиндаж накатов в шесть и рядом вышка,
пристроенная к высокой сосне, маскируемая ветвями. Маршал пришел
в определенно приятное расположение духа.
Генерал достал портсигар.
- Кури, - разрешил маршал. - "Казбек"? Правильно, - одобрил. -
Садись, не стой. Это мне перед тобой теперь стоять надо, -
пошутил он и вздохнул.
Тихо было. Спокойно. Даже птички пели.
- Волнуешься?
- Гм... Да как вам сказать, - затруднился генерал.
- Главное что, - приступил маршал и задумался... Рядом сидящий,
в значимости энергии главных дел жизни, в нерешенности тревог,
ощущался им по-сыновнему близким, и было в этой приязни нечто
неприличное, и зависть была, и снисходительное сожаление. Явился
вот, поправок небось ждет, замечаний... - Главное - тебе надо
контрудар выдержать, не пуская резервы. Заставить их
израсходовать на тебя все, что имеют. Иначе - хана тебе.
Прорвут. Чем это пахнет - ясно?
- Ясно...
- Иначе - срыв всей операции, а тебя разрежут и перемелют.
Сейчас от тебя все зависит. Успех всего фронта зависит от тебя.
Генерал пошевелил блестящим сапогом. Рука с папиросой отдыхала
на колене, обтянутом галифе.
Маршал развивал мысль. Знание и победы утратили абсолют, -
томление списанных ошибок овладевало им; анализ был выверен; он
смотрел на генерала с надеждой и беспокойством.
- А... стиль руководства? - спросил генерал.
Маршал сказал:
- Над собой ты волю чувствуешь постоянно, - и под тобой должны.
Одного успокоить, довести до него, что все развивается
нормально. На другого - страху нагнать! чтоб и в мыслях у него
не осталось не выполнить задачу. Тут же актером иногда надо
быть!.. - он глянул и рассмеялся: - Эть, как я тебя учить стал,
а?..
- Ничего, - рассмеялся и генерал. - Все верно!
- А в деталях? - спросил он.
- Да у тебя лично вроде так, - сказал маршал недовольно,
добросовестно сверяясь с памятью. - Только, - покрутил
пальцами...
- Общей достоверности не хватает?
- Вот-вот, - поморгал, подумал. -Ну, давай, - напутствовал. -
Командуй! - и остался на своей скамеечке.
Поковырял палкой лесную землю, сухую, слоеную.
Растеснил воздух нежеваный механический звук мегафона:
- Все по местам! Перерыв окончен!
На съемочной площадке приняла ход деловитая многосложная
катавасия.
Генерал подошел к режиссеру.
- Что Кутузов? - спросил режиссер и изломил рот, нарушив линию
усов.
- Получил краткое наставление по управлению армией в условиях
мобильной обороны, - сообщил генерал.
Режиссер крякнул, махнул рукой и наставил мегафон:
- Свет! Десятки! Пиротехникам приготовиться!!
Генерал со свитой полез на вышку. Звуковики маневрировали своими
журавлями; осветители р



Назад