a70e0e77     

Веллер Михаил - Шаман



Михаил ВЕЛЛЕР
ШАМАН
Заблудиться в тайге - страшновато.
Не летом, когда тайга прокормит - а на исходе листопада, когда
прихватывают ночные заморозки: жухнет бархатом палая листва, опушается
инеем, и прозрачный воздух проткан морозными иголками.
До ближайшего жилья - километров двести, да знать бы, в какую
сторону. А ружья у меня не было.
Мыл я в то лето золотишко с артелью старателей. Не слишком удачно.
И схватился с напарником. И не надо бы - "закон - тайга"... Вот в
этой тайге я один и остался.
Поначалу дело было обычное.
Ручей, стылый и темный, растекся на два рукава. Идти следовало
налево, где рукав огибал взгорок - под слоем листвы и мха явно каменистый.
Он сказал: направо.
За четыре месяца в тайге, командой в семь человек, на крутой работе -
нервы сдают.
Мы сорвали глотки, выложив друг другу все, что о другом думали, но
драки не было. Двое в тайге, нож у каждого, - если хочешь быть жив, не
трогай другого.
Мы разошлись. Золота налево не было. С закоченевшими в мытье шлихов
руками я вернулся к развилке. Он не пришел.
Зажигалка была полна бензина, я провел ночь у костра. А под утро
зарядил дождь, заштриховал все серой сетью.
И тогда я сделал ошибку. Решил вернуться в лагерь. Сидел бы на месте
- ребята раньше или позже пришли бы. У меня оставалось еще по банке
тушенки и сгущенки, десяток сухарей и в коробочке от леденцов - леска и
крючки. И три пачки сигарет да две чаю. Держаться можно долго.
Но я пошел, и где-то свернул не там. И, на беду, попал то ли на
трассу геодезического хода, то ли еще что - и потерял наши затески.
К вечеру я понял, что сбился с пути и не знаю, как выбираться: солнце
пряталось глубоко за серой хмарью, и я перестал представлять, в какой
стороне ручей, в какой лагерь; а компас остался у него.
С восходом я влез на сосну повыше и увидел только "зеленое море
тайги".
Еще двое суток я палил костер на поляне, подбрасывая весь день в
дымокур сырой мох и листву - авось заметят дым: до лагеря было по прямой
километров тридцать.
А на четвертый день решил держать на запад - вниз от водораздела:
раньше или позже набреду на ручей или речушку, пойду по течению, а когда
вода позволит - слажу плот и спущусь на плаву. Пока не наткнусь на людей,
- уж какое-то поселение обязательно будет.
В рассказе этом - ни капли выдумки, все правда, и чтоб вам такой
правды ввек не испытать.
У меня были карандаш и разрезанная пополам тетрадка - для снятия
кроков: и я стал вести календарь: на всякий случай.
На шестой день у меня оставалась пачка сигарет и чуток чаю.
На восьмой - поймал в силок из лески рябчика: разложил петлю на
упавшем сухом стволе и насыпал брусники. Я изжарил его на прутике и
подумал, что все в порядке: выберусь. Если б еще ружье да пару пачек
патронов, то и вовсе нормально было бы.
Вообще мне было стыдно, что я заблудился, и злился я на себя здорово.
Правда, я не таежник: вырос в степи, а тайга новичков не любит, - да кто
их любит? Ну и шел бы себе за тем, кто знает тайгу.
Я продирался через завалы, обходил бочаги и рисовал себе сладкие
картины, как встречу этого паразита в городе и тут уж изменю его внешность
в соответствии со своим вкусом, отведу душу.
Чайник и топор остались у него; а я теперь собирал сухостой и ломал
сучья, вместо того, чтоб швырнуть в огонь два ствола целиком и сдвигать
всю ночь. Перед сном отгребал жар в сторону, прогретое костровище застилал
нарезанным лапником, снимал ватник и укрывался им ("Спишь одетый -
холодно, снял укрылся - тепло"). Утро



Назад