a70e0e77     проститутки Новосибирск

Вербицкий Миша - Антикопирайт



nonf_publicism Миша Вербицкий Антикопирайт Миша Вербицкий — математик, автор монографии и более 30 научных статей.
В этой книге он в образных и емких выражениях обличает античеловеческую сущность копирайта и интеллектуальной собственности.
«У русских имеется испытанный десятилетиями способ борьбы с копирайтом, культурной оккупацией и тупым свинством разжиревших бюрократов. Как только то или иное произведение изымается из обращения на основе нарушения „копирайтов“, вступает в действие самиздат — запрещенный текст копируется из рук в руки, пока он не станет доступен каждому, в ком жив патриотизм и свобода. Сторонники интеллектуальной собственности, копирайтов, гамбургера и кока—колы могут победить Россию, но для этого им нужно убивать по миллиону жителей не в год, а ежедневно.
А пока Россия жива, о копирайте, на территории, населенной русскими, говорить некому — и не с кем.
Копирайта у нас нет.»
копирайт, антикопирайт, компьютерное пиратство, интеллектуальная собственность, либеральная цензура, Microsoft, BSA январь-февраль 2002 ru Юзич Duzz-scrbs@rambler.ru FB Tools 2006-05-16 http://www.zorich.ru/articles/anticopyright.htm CD56C56C-22AD-44BC-ADE1-94FBEF33A00E 1.0 1.0 — Юзич, конвертация в формат FB2 (2006, май)
Миша Вербицкий
АНТИКОПИРАЙТ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Казнь воровства
Концепция «автора» появилась вместе с наступлением «буржуазной антропологии». Вместо человека как маски (персоны) появился человек—индивидуум, человек—атом. До этого, меняя имя, человек менял себя.

А еще чаще он выступал как проявление более общего начала, связанного с антропологической стихией метафизической идеи. Например, крестьянин он и есть крестьянин... Имя он обретал в Церкви, как крещенный крестьянин, профессия его определялась традициями, жизнь — обрядами и инстинктами, и мир был чудесным, полным неожиданностей, золотой крови, ядовитых трав, угловатых бровей и полных лун.
Рыцарь он и был рыцарем, вспарывал животы и украшал доспехи перьями и дамскими перчатками, а изнутри била общая воля, великая страсть, сладостный мрак действия... И как его звали, было все равно... Все, что он совершал, совершало нечто иное, нежели он...

Средневековье понятно только из тамплиерского «Non nobis, Domine, non nobis...» Об этом все сказано. Человека как такого нет, есть человеческое, и его содержание есть самопреодоление.
Творчества нет, есть открытость внутренним ветрам и ярость к внешним преградам. И творец есть медиатор стихий. Либо медиатор стихий, либо полное дерьмо.

Но стихии не принадлежат никому. Только тот вор, кто объявляет собственность на работу стихий. Он вор заведомо, и ему следует отрубать руку — пусть не по локоть, только пальцы.

Все держатели копирайта — воры. Труд есть стихия всеобщего братства. Война ли, разрушающая вещи, мир ли, вещи созидающий — это дело всех. У каждого есть только одно — трудись и ликуй, пока вращается колесо бытия... Все принадлежит всем.

Не когда—то потом — здесь и сейчас. Иначе никогда и не было. Отдай немедленно свою ложку...

Она носит на себе знак абсолютного ужаса. «Твое» и «мое» не существует. У кражи нет юридического обоснования, и наоборот, если кража ложится в основу закона, то такой закон — закон воров.
Антикопирайт Миши Вербицкого обаятелен своей доказательностью и умеренностью тона. Вербицкий подкупает тем, что молнии вибрирующей онтологии выдает обстоятельно и развернуто, имитируя аргументированность и насыщая информацией. Так начинается буря...

Легкая серость края небес, первая нервозность волн...
Те, кто придумали копирайт, соблюда



Назад