a70e0e77     

Вересаев В - Гоголь В Жизни



В. ВЕРЕСАЕВ
Гоголь
в жизни
Систематический
свод подлинных свидетельств
современников
Портрет "странного" гения
СОДЕРЖАНИЕ
И. Золотусский. Портрет "странного" гения
Предисловие
I. ПРЕДКИ ГОГОЛЯ
II. ДЕТСТВО И ШКОЛА
III. ПЕРВЫЕ ГОДЫ В ПЕТЕРБУРГЕ. СЛУЖБА. НАЧАЛО ЛИТЕРАТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
IV. ПРОФЕССУРА
V. "РЕВИЗОР"
VI. ЗА ГРАНИЦЕЙ
VII. В РОССИИ
VIII. ЗА ГРАНИЦЕЙ
IX. В РОССИИ
X. ЗАГРАНИЧНЫЕ СКИТАНИЯ
XI. "ПЕРЕПИСКА С ДРУЗЬЯМИ"
XII. ПУТЕШЕСТВИЕ К "СВЯТЫМ МЕСТАМ"
XIII. В РОССИИ
XIV. ОДЕССА
XV. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ
XVI. БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ
Примечание В. Вересаева
Примечания Э. Л. Безносова
Основные сокращения названий источников, используемых в комментариях
Алфавитный указатель цитируемых авторов и документов
Н. В. Гоголь.
Из дагерротипной группы русских художников в Риме. 1845
Книгу В. Вересаева "Гоголь в жизни" открывает фотографический портрет
Гоголя. Он отличается от известных изображений писателя тем, что в нем нет
вымысла, нет игры фантазии, как это бывает на портретах, писанных
живописцами. Перед нами тот Гоголь, каким он был в жизни и каким уловила
его чувствительная пластина дагерротипа.
Таков он и в книге В. Вересаева. Книга эта носит подзаголовок:
"Систематический свод подлинных свидетельств современников". В ней нет ни
одного слова от автора. Автору принадлежат только предисловие, сноски к
страницам, комментарии. В. Вересаев лишь монтирует показания истории,
составляет их в сюжет, в фабулу, которая читается как фабула романа.
Многие романы о Гоголе, созданные после книги В. Вересаева, уже канули
в вечность, а его "свод" остался, пережил не одну эпоху и сегодня является
в свет в новом издании. Полвека назад им зачитывались любители литературы -
думаю, будут зачитываться и сейчас.
Биография Гоголя до сих пор не написана. Выходили "Записки о жизни
Гоголя", "Материалы к биографии Гоголя" (их авторами были П. Кулиш и В.
Шенрок), но полного описания жития Гоголя нет и, по всему видно, скоро не
будет. Наука о Гоголе, как и вся наша наука, только еще выбирается из-под
обломков предубеждений, запретов и умолчаний, а также безоговорочного
господства "идеологии", привыкшей гнуть под себя факты.
Сегодня, когда мы начинаем ценить факты, преподносимые без
идеологической начинки (впрочем, их цена во все времена была высока), книга
В. Вересаева приобретает особый вес. Она дает пример честности по отношению
к документу, пример уважения к мнению тех, чья точка зрения, может быть, не
сходится с точкой зрения биографа и даже противоречит ей.
Я не знаю ни одной работы о Гоголе, вышедшей в XX веке, которая
превзошла бы книгу "Гоголь в жизни" по богатству материала, по общей
культуре отбора свидетельств, по культуре знания, наконец. То, что мы имели
за прошедшие десятилетия, носило характер {3} 1 надзора за Гоголем,
проработки Гоголя за "ошибки" и снисходительного поощрения его
художественных заслуг, никак не связанных ни с его судьбой, ни с историей
его души.
Гоголю больше, чем какому-либо другому русскому классику, не повезло в
этом смысле. Если Толстому и Достоевскому, например, скрепя сердце
"простили" их "заблуждения", то Гоголю в этом было отказано. Его жизнь и
воззрения все еще находятся в тени письма Белинского, в тени оценки, данной
Белинским "Выбранным местам из переписки с друзьями".
В. Вересаев, как человек своего времени, тоже отдает дань этим
предубеждениям. Его книга явилась тогда (1933 г.), когда суд над великими
людьми прошлого восходил к своему апогею. Их верования назывались




Назад