a70e0e77     

Вересаев В - Записки Врача



Викентий Вересаев
Записки врача
Я кончил курс на медицинском факультете семь лет назад. Из этого
читатель может видеть, чего он вправе ждать от моих записок. Записки мои -
это не записки старого, опытного врача, подводящего итоги своим долгим
наблюдениям и размышлениям, выработавшего определенные ответы на все сложные
вопросы врачебной науки, этики и профессии; это также не записки
врача-философа, глубоко проникшего в суть науки и вполне овладевшего ею. Я -
обыкновеннейший средний врач, со средним умом и средними знаниями; я сам
путаюсь в противоречиях, я решительно не в силах разрешить многие из тех
тяжелых, настоятельно требующих решения вопросов, которые возникают предо
мною на каждом шагу. Единственное мое преимущество, - что я еще не успел
стать человеком профессии и что для меня еще ярки и сильны те впечатления, к
которым со временем невольно привыкаешь. Я буду писать о том, что я
испытывал, знакомясь с медициной, чего я ждал от нее, и что она мне дала,
буду писать о своих первых самостоятельных шагах на врачебном поприще и о
впечатлениях, вынесенных мною из моей практики. Постараюсь писать все,
ничего не утаивая, и постараюсь писать искренне.
I
Я учился в гимназии хорошо, но, как и большинство моих товарищей, науку
гимназическую презирал до глубины души. Наука эта была для меня тяжелою и
неприятною повинностью, которую для чего-то необходимо было отбыть, но
которая сама по себе не представляла для меня решительно никакого интереса;
что мне было до того, в каком веке написано "Слово Даниила Заточника", чей
сын был. Оттон. Великий и как будет страдательный залог от "persuadeo tibi"?
(Уверяю тебя (лат.) - Ред.)
Развитие мое шло помимо школы, помимо школы приобретались и
интересовавшие меня знания.
Все это резко изменилось, когда я поступил в университет. На первых
двух курсах медицинского факультета читаются теоретические
естественнонаучные предметы - химия, физика, ботаника, зоология, анатомия,
физиология. Эти науки давали знание настолько для меня новое и настолько
важное, что совершенно завладели мною все вокруг меня и во мне самом, на что
я раньше смотрел глазами дикаря, теперь становилось ясным и понятным и меня
удивляло, как я мог дожить до двадцати лет, ничем этим не интересуясь и
ничего не зная. Каждый день, каждая лекция несли с собою новые для меня
"открытия" я был поражен, узнав, что мясо, то самое мясо, которое я ем в
виде бифштекса и котлет, и есть те таинственные "мускулы", которые мне
представлялись в виде каких-то клубков сероватых нитей, я раньше думал, что
из желудка твердая пища идет в кишки, а жидкая - в почки, мне казалось, что
грудь при дыхании расширяется оттого, что в нее какою-то непонятною силою
вводится воздух, я знал о законах сохранения материи и энергии, но в душе
совершенно не верил в них. Впоследствии мне пришлось убедиться, что и
большинство людей имеет не менее младенческое представление обо всем, что
находится перед их глазами, и это их не тяготит. Они покраснеют от стыда,
если не сумеют ответить, в каком веке жил. Людовик XIV, но легко сознаются в
незнании того, что такое угар и отчего светится в темноте фосфор.
Что касается анатомии, то часто приходится слышать, какою тяжелою и
неприятною стороною ее изучения является необходимость препарировать трупы.
Действительно, некоторые из товарищей довольно долго не могли привыкнуть к
виду анатомического театра, наполненного ободранными трупами с мутными
глазами, оскаленными зубами и скрюченными пальцами;



Назад