a70e0e77     

Верин Илья - Невиданная Энергия Глубин



И. Верин
НЕВИДАННАЯ ЭНЕРГИЯ ГЛУБИН
Стряхнув с обложки книги пыль, невесть как появившуюся за стеклами
стеллажа, и открыв книгу на странице, отмеченной уже пожелтевшей
закладкой, я прочел: "Что бы Вы сказали о человеке, который, живя в лесу и
спокойно взирая на то, как гниет сухостой и валежник, привозил бы из
города, для использования в своих печах, спальные гарнитуры? Вот так вело
себя человечество на земле до овладения главной энергией".
Автору этой книги было всего 20 лет, когда он написал эти строки. Но уже
тогда чувствовалось, что он человек не без характера. Вновь прочесть эту
фразу из старой книги побудил меня звонок шефа. Автор книги был его
идейным противником. Шеф много лет воевал против теории Главной энергии,
созданной этим ученым.
Через два часа я должен ехать на Камчатку. Там вдруг вновь заговорил
вулкан, а, по теории шефа, он должен был умолкнуть навеки. В то же время
автор противоположной теории главной энергии считал, что мы используем эту
энергию еще недостаточно и поэтому вулканы будут время от времени
действовать.
По телефону шеф сказал, что решил тоже ехать и посмотреть на вулкан.
Откровенно говоря, это меня огорчило. Я, было, надеялся отдохнуть от его
опеки. Хорошо еще, что едем мы не вместе.
Последний год я добирался до Камчатки только самолетом. Но на этот раз
врачи рекомендовали мне ехать поездом. Скорые поезда шли до Хабаровска уже
только три дня, и я решился.
Когда в купе поезда собираются четыре совершенно незнакомых человека, они
очень быстро начинают вести себя так, будто бы они были закадычными
друзьями уже многие годы. Самые сокровенные мысли могут быть рассказаны
случайному попутчику. Так было и тогда, когда поезда двигались с
черепашьей скоростью, и теперь, когда они ходят быстрее самолета 20 -
30-летней давности. Однако в купе поезда пассажиры откровенны, а в
самолете - нет. Меня давно занимает этот вопрос. Но чего-либо разумного я
придумать так и не смог.
И на сей раз я услышал в поезде много интересного, не говоря уже о
стечении обстоятельств, которые...
В купе я пришел первым. За мной молодая женщина, а через несколько минут
неожиданно появился мой шеф - Лев Дмитриевич. Увидя меня, он развел
руками, и мы дружно рассмеялись. Женщина удивленно посмотрела на нас.
Указав глазами на четвертую. Пустующую полку, шеф сказал:
- Если четвертым пассажиром окажется моя теща, я нисколько не удивлюсь.
- Почему именно теща? - спросила соседка. На ее вопрос решил ответить я и
заодно объяснить причину нашего неожиданного бурного веселья.
- Видите ли, я купил билет за десять дней, а Лев Дмитриевич час назад
пошел его доставать. Поэтому, когда он появился в нашем купе, мы не могли
не рассмеяться.
Женщина сняла пальто, но почему-то оставила шляпу с черной старомодной
вуалью, которая прикрывала ее лицо.
- А чему тут удивляться? - сказала женщина. - Обычное совпадение.
- Что значит обычное? - возразил Лев Дмитриевич. - Я мог вообще не достать
билета на поезд, а вероятность того, что попаду в это же купе, вообще не
больше одной сотой.
- О какой вероятности вы говорите?
- О самой обычной, математической.
- Я думаю, что совершенно бессмысленно применять законы известной нам
сейчас теории вероятностей к жизненным ситуациям. Теория вероятностей -
это наука о независимых, абсолютно случайных явлениях. В жизни же все
связано и все обусловлено.
- Это каким же образом? - спросил я соседку. Она тем же невозмутимым тоном
продолжала:
- Вот, например, в вашем случае кассир мог



Назад