a70e0e77     

Верховский Яков - Сталин. Тайный Сценарий Начала Войны



nonf_publicism sci_history Яков Верховский Валентина Тырмос Сталин. Тайный «Сценарий» начала войны Тайна, скрытая в трагедии 22 июня 1941г., вот уже более 60 лет вызывает споры. Существуют две основные версии этой трагедии.

Одна из них — общепринятая «версия внезапного нападения», а по второй — известной как версия Суворова-Резуна — агрессию готовил Сталин, а Гитлер опередил его.
В книге дается иное объяснение. Авторы представляют эти события под новым углом, на базе личных свидетельств участников и рассекреченных архивных документов. По версии авторов, война, несомненно, развязанная Гитлером, вместе с тем началась по «сценарию» Великого Режиссера — Иосифа Станина.
Книга написана в форме летописи. День за днем, час за часом, а иногда и минута за минутой, авторы отслеживают события, происходящие в Москве, Берлине, Бухаресте, Лондоне, Вашингтоне, и приближают читателя к неотвратимой трагедии 22 июня 1941 г.
ru ru Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-03-25 OCR Roland 30CE4390-1337-4BB5-8D27-E5EF6E358317 1.0 Сталин. Тайный «Сценарий» начала войны ОЛМА-Пресс Москва 2005 5-224-05280-7 Яков Верховский, Валентина Тырмос
Сталин. Тайный «Сценарий» начала войны
Все люди знают ту форму, посредством которой я победил, но не знают той формы, посредством которой я организовал победу.
Древнекитайский военный теоретик и полководец Сунь-Цзы. «Трактат о военном искусстве»Для человеческого ума непонятна абсолютная непрерывность движения. Человеку становятся понятны законы какого бы то ни было движения только тогда, когда он рассматривает произвольно взятые единицы этого движения.
Но вместе с тем из этого-то произвольного деления непрерывного движения на прерывные единицы проистекает большая часть человеческих заблуждений…
В отыскании законов исторического движения происходит совершенно то же.
Движение человечества, вытекая из бесчисленного количества людских произволов, совершается непрерывно. Постижение законов этого движения есть цель истории…
Только допустив бесконечно малую единицу для наблюдения — дифференциал истории, то есть однородные влечения людей, — и достигнув искусства интегрировать (брать суммы этих бесконечно малых), мы можем надеяться на постигновение законов истории.
Лев Толстой. Война и мир. Т. 3ПРОЛОГ
Сегодня, 18 декабря 1940 г., фюрер Великой Германии Адольф Гитлер подписал «Директиву № 21». Рука Гитлера не дрогнула, когда он одним росчерком пера обрек на смерть миллионы.
Теперь катастрофа неизбежна.
Время уже начало отсчитывать дни, часы, минуты…
Гитлер принял решение о нападении на большевистскую Россию в конце июня 1940 г. Тогда, после падения Франции, он провел три незабываемых часа в Париже. Гранд-опера… Елисейские Поля… Триумфальная арка… И, наконец, Дом Инвалидов — саркофаг Наполеона…
Вот он стоит здесь, у саркофага. Победитель. Триумфатор.
Опьяненный властью над Парижем, который он может разрушить по собственной прихоти. Опьяненный властью над Францией. Властью над странами Европы, поставленными им на колени.

Над городами, которые он уже стер с лица земли. Над миллионами людей, которых он уже лишил или лишит жизни. Мог ли он, Адольф Гитлер, стоя здесь у саркофага, вознесшись в безумном экстазе до Наполеона, и считая себя еще более великим, чем Бонапарт, не вспомнить о Москве?

О Москве, которую он еще не покорил, не разрушил… Теперь это время пришло!
Вечером того же дня Гитлер сказал начальнику штаба Верховного главнокомандования фельдмаршалу Вильгельму Кейтелю: «Теперь мы показали, на что мы способны. Поверьте моему слову, К



Назад