a70e0e77     

Вершигора Петр Петрович - Люди С Чистой Совестью



Петр Петрович Вершигора
Люди с чистой совестью
Советский писатель, Петр Петрович Вершигора родился в семье
сельского учителя. Был актером, режиссером, работал на Киевской
киностудии. В годы Великой Отечественной войны был одним из командиров
партизанского соединения С.А. Ковпака. В 1944 году был удостоен звания
Героя Советского Союза. После окончания войны П.П. Вершигора
становится профессиональным писателем. В 1946 году выходит его книга
"Люди с чистой совестью", удостоенная Государственной премии СССР.
Вторая часть книги ("Карпатский рейд") вышла в 1950 году.
* Книга первая. Рейд за Днепр *
* Часть первая *
1
Война для меня началась на крышах киевской киностудии, в которой
мастера украинского кино создали ряд выдающихся фильмов. Несколько
десятков гектаров земли, засаженных фруктовыми деревьями, чудесные
аллеи, а в центре - оригинальное здание из красного и желтого кирпича
с четырьмя башнями по углам. В этой студии я работал режиссером.
На четвертый день войны, когда я дежурил на одной из башен, над
студией пролетели первые двадцать черных самолетов.
Это было в среду 25 июня в 9 часов утра. Самолеты шли бомбить
авиазавод, находившийся недалеко от студии. Военные познания мои были
очень невелики, и я не знал, что если бомбы отрываются от самолета над
твоей головой, то личная опасность миновала. А бомбы, предназначенные
для авиазавода, сбрасывались гитлеровскими летчиками как раз над моей
головой. По телефону, который был проведен к моей вышке, я прокричал
на командный пункт какие-то торжественные слова, вроде: погибаю, мол,
но не сдаюсь, - и упал лицом вниз, ожидая смерти.
Вероятно, я тогда всерьез верил, что именно от моего поста на крыше
многое зависит в ходе военных действий, а то и во всей войне.
Далее мои военные похождения продолжались в Полтаве, на футбольном
поле стадиона, где в спешном порядке формировалась 264-я стрелковая
дивизия приписных.
Месяца через два, отступая, я поднял на мостовой книгу Хемингуэя,
выброшенную взрывной волной из библиотеки районо. Перелистывая
страницы, я нашел в ней слова, которые показались мне тогда подлинной
и обнаженной "правдой" войны:
"Кадровые офицеры нужны для парадов, а когда нужно лежать в окопах
и стрелять, то это делают купцы, бухгалтера, учителя, музыканты и
дантисты".
Прочитал и задумался. "Бухгалтера? Тоже нашел вояк!" Но вот в своем
взводе я обнаружил двух кооператоров. А когда пригляделся поближе, то
увидел, что дивизия, наспех сформированная на полтавском стадионе,
состояла из дантистов, продавцов, дворников, учителей и артистов
города Киева.
В последних числах июля поезд десять часов мчал нас из Полтавы и на
рассвете подвез к Днепру, к затерянной в песках левобережья станции
Леплява.
На нас были новенькие гимнастерки. Тут же, на станции, выдали нам
блестевшие свежим воронением и маслом полуавтоматические винтовки.
Выгрузившись из вагонов, мы впервые ощутили близость фронта: высоко
вверху кружились тогда мне совершенно неизвестные, а затем изрядно
надоевшие за войну стрекозы - немецкие корректировщики. Через сутки,
нагруженные скатками, гранатами, котелками, мы переправились через
Днепр и, пройдя еще километров двадцать на запад, через село Степанцы
вышли на передовую. Шли спешным маршем, иногда переходя на рысь.
Солдатские штаны, придерживаемые брезентовым пояском, не держались на
животе и все время сползали, скатка развязывалась и терла шею, котелок
стукался о винтовку, пот заливал лицо. Впереди явственно ухала
артиллерия,



Назад