a70e0e77     

Вершинин Лев - Двое У Подножия Вечности



Лев Вершинин
Двое у подножия Вечности
Сказание о княжьей казне, великой напасти, степных людях, песне хура,
старых долгах, белых лебедях, черном коршуне, Бушке, Кудрявчике, страхе
лесном, шелковой мудрости, лепестках ба-гуа, ноян-хурале, семи сферах,
пламенных клинках, тавлейной доске, волосяной клетке, праведной силе,
монастыре духа, коротком ноже, гибели городов, скрещении путей и конечной
сути...
"О светло-светлая и красно украшенная земля Русская! Многими красотами
удивлена ты еси: озерами светлыми, реками многоводными, святыми кладезями
местночтимыми, горами крутыми, холмами высокими, дубравами частыми, полями
дивными, зверьми разноличными, птицами бесчисленными, городами великими,
селами красными, садами обительными, домами церковными, князьями грозными,
боярами честными, вельможами гордыми - всего еси исполнена земля
Русская...
Отселе до угров, и до ляхов, и до чехов, а от чехов до ятвяги, от
ятвяги до литвы, до немец, от немец до корелы, от корелы до Устюга, туда,
где тоймичи дикие, и за Дышучим морем, а от моря до булгар, от булгар до
буртас, до черемис, от черемис до мордвы - то все покорено Богом было
христианскому языку, все поганские страны: великому князю Всеволоду, отцу
его, Юрью, князю киевскому, деду его, Володимеру Мономаху, которым половцы
страшили детей в колыбелях, а литва тогда из болот на свет не выныкивала,
а угры твердили каменные города железными воротами, абы на них великий
Володимер тамо не въехал, а немцы радовалися, далече будучи за синим
морем! Буртасы же, черемисы, вяда и мордва бортничали, на князя великого
Володимера. И сам кюр Мануил цареградский, опас имея, бесценные дары
посылал к нему, дабы и под ним великий князь Володимер Цесаря-города не
взял!
А в последние дни настала болезнь христианам, от великого Ярослава и до
Володимера, и до нынешнего Ярослава, и до брата его, Юрья, князя
владимирского..."
Плач о погибели русской земли
"Народ, у которого сыновья не чтили заветы отцов, а младшие братья не
слушали слова старших братьев, муж не полагался на жену, а жена не
следовала повелениям мужа, свекоры корили невесток, а невестки злословили
против свекоров, великие не защищали малых, а малые не принимали волю
высших, высшие стояли близко к сердцам своих служителей и не привлекали
сердца стоящих вне их юрты, люди, обладающие благами, не обогащали бедняка
и не оказывали ему поддержку, - у такого народа воры, лжецы, враги и
всякие мошенники затмевали солнце на его собственном стойбище; иначе
говоря, его грабили, кони и табуны его не обретали покоя, а лошади, на
которых, идя в походы, выезжали передовые отряды, до того изнурялись, что,
естественно, превращались в ничто..."
Юань Чао Би-Ши (Сокровенное сказание монголов)
XIII век от Р.Х.
ПРЕДСЛОВЬЕ
По намертво схваченной льдом речной шири, взвихривая несбитую порошу,
пролетел санный поезд; десяток оружных впереди да столько же сзади. Свист,
гиканье! Спешат служивые, торопятся успеть до города засветло. Лихо мчат!
- аж пар стоит над резвыми, но изрядно уставшими упряжками.
Промчались под обрывом и сгинули.
А матерый волчище, придремавший у самой кромки, вскинулся было на визг
возницы, глянул вслед мутным глазом - и улегся обратно в примятый снег,
поджав хвост. Тишина...
Но не сумел вновь прикорнуть: налетел с востока ветер, посвистел в
заледенелых кронах, стих, разбившись об окованные морозом ветки. Стронутая
им, сорвалась с сосны лавинка, прошуршала пушистой россыпью и, развеиваясь
на лету, канула в сугро



Назад