a70e0e77     

Вершинин Лев - Страницы Поэзии (Героика)



Лев Вершинин
Героика. Страницы поэзии
Содержание:
Курганы
"На князе кольчуга до пят"
Баллада о непостижимом
"Почти что нет ночей у лета..."
Сибирская легенда
"На деревне парень угнал коня"
Болотные мужики
Декабрьский сон
Баллада о Георгиевском кресте
"На истрепанной книги пожелтевших страницах"
Августовский полонез
"Историк был талантлив в меру..."
"Роты двигались на Трою..."
Как рождаются боги?
Дары судьбы
Курганы
Маргарите
Двунадесять веков, а то и боле
тому назад, у этого села,
когда почти таким же было поле,
но все же было диким, и дотла
жарою были выпалены травы
в еще тогда непаханных степях,
и конные степняцкие заставы
прорыскивали тропы в ковылях, -
была война.
Верней сказать, войнишка,
из тех, что не описаны нигде:
ватага конных, пять десятков с лишком,
в полночной непролазной темноте
ворвалась в град, без шума выбив стражу.
Копыта в землю вмазали тела.
И ветхий вал мгновенно пал. И даже
петух не завопил - нашла стрела
и сбросила с плетня. И враг со смехом
поймав за хвост, швырнул его в суму,
и факел, с маху сунутый под стреху,
окрасил красным пепельную тьму...
А на рассвете, под холодным солнцем,
у тына опрокинутых столбов,
проворные проезжие торговцы
мехи с вином меняли на рабов.
Кочевники смеялись, пели, пили,
швыряли мясо в жаркие угли...
Потом своих убитых хоронили
и каждый бросил пригоршню земли
в могилу павших. И туда же - пленных,
у коих купчик выискал изъян и
не купил. Коням задали сена,
уздечки подтянули, в барабан
ударил вождь - и рысью в степь...
Как странно!
Тому - века, а все же, как назло,
глядит на нас из каждого кургана
то самое спаленное село...
* * *
На князе кольчуга до пят.
На хане - парчовый халат.
Отбросив поводья подручным холопам,
содруги на Киев глядят.
Без всяких изъянов златы
на древних часовнях кресты,
и князь улыбается: "Брате, в накладе,
поверь, не останешься ты!"
От сабель скуластых гостей
навалено русских костей,
а хан отвечает: "Пришел не по злато,
но ради приязни твоей!"
Таранов отчаянный гром
висит в небесах над Днепром,
нукер и дружинник ползут к заборолам,
за киевским лезут добром.
В кольчуге - природный русак,
в халате - безродный степняк...
А стольный сражается. Стольный не знает,
который опаснее враг.
Баллада о непостижимом
Погуляла Орда по Руси, как могла,
и, упившись кровищей, за Волгу ушла,
и, добычу везя в тороках у села,
во степи одинокую юрту нашла,
А над юртою той небо резал дымок,
а у юрты крутился кудлатый щенок
и, тряся курдюком, жировала овца,
и над темным котлом занималась дымца...
У Орды на груди твердокаменье лат,
У Орды на боку хоросанский булат
и подруга-стрела в саадаке тверда...
Что ж ты бросила повод, злодейка Орда?
Налететь бы, котел опрокинув в золу,
да по юрте - копытом, да сгинуть во мглу -
где искать покаранья или даже суда...
Что ж ты спрыгнула наземь, злодейка Орда?
Нет, Орда поплелась по травище степной,
брел за ней седловой, а за ним - заводной,
и от юрты бежал черноглазый малец
и кричал по-ордынски: "Вернулся отец!" -
и от счастья визжа, лез на шею Орде,
как, по правде сказать, не бывало нигде.
А Орда пацана - к небесам, к небесам!
А слеза у Орды - по усам, по усам!
Кто б поверил в такое в закатных краях,
где носилась Орда на буланых конях?..
...Вот ковер. На ковре - и питье, и еда.
Без сапог да без сабли Орда не Орда,
и, любуясь Ордой, забывают жевать
однорукий отец и иссохшая мать.
Брат за лук ухватился - пристало юнцу!
Дочь-трехлетка пошла на колен



Назад