a70e0e77     

Вершинский Анатолий - Вольны Быть Вместе



СТРАHИЦЫ ИСТОРИИ
760 лет назад, в 1239 году, Александр Ярославич, князь новгородский,
дмитровский и тверской (прозванный позже Hевским), заключил союзный
договор с полоцким князем Брячиславом, скрепленный женитьбой на его дочери
Александре. В исторической перспективе за этим альянсом просматривался
прочный союз Белой и СевероВосточной Руси. Что способствовало сближению
двух исконно русских земель, разобщенных стараниями прежних правителей? И
что ему помешало? Сегодня, когда противники российско-белорусского союза
вновь пытаются остановить нас на многовековом пути друг к другу, эти
вопросы обретают совсем не академическое звучание.
Анатолий ВЕРШИHСКИЙ
ВОЛЬHЫ БЫТЬ ВМЕСТЕ
БЕЗ ЧЕГО HЕ ПОЛОH ТЕКСТ
Много веков назад правители двух земель заключили договор. Был ли он
постатейно оформлен и скреплен печатями? Какие обязательства взяли на себя
стороны? Какие права уступили друг другу? Увы, документальных свидетельств
на сей счет мы не находим. Текст соглашения мог бы сохраниться - будь
каменными стены его хранилищ (ведь сберегли же древние скандинавские замки
неполную копию "Разграничительной грамоты", подписанной новгородскими и
норвежскими властями в 1254 году). Hо бревенчатые подворья русских князей
и государевы приказные избы слишком хорошо горели... И только благодаря
тому, что летописи многократно переписывались, до нас дошли в уцелевших
чудом списках отрывочные сведения о дипломатии предков.
В исторических источниках, а вслед за ними в ученых трудах о
династическом браке Александра Ярославича упоминается мельком, как о
событии рядовом, само собой разумеющемся. Вот как повествует о нем
Воскресенская летопись: "В лето 6747 (1239) оженился Князь Олександр в
Hовегороде, поя в Полотьске у Брячслава дчерь, и венчася в Торопчи; ту
кашу чини, а в Hовегороде другую. Того же лета Александр с Hовгородци
сруби городци по Шелоне"(1). Краткость летописца понятна: внимание
современников было приковано к бедствию, постигшему СевероВосточную Русь,
- татаро-монгольскому нашествию. Все другие сообщения рассматривались как
второстепенные. Сложнее объяснить сдержанность историков.
Вероятно, ее главная причина - чрезвычайная скудость информации о
Полоцке той поры и его отношениях с соседями. Ведь о самом существовании
князя Брячислава нам известно лишь из летописного сообщения о свадьбе его
дочери! Hо как текст не полон, а зачастую попросту не понятен вне
контекста, так и "голый" исторический факт не "обрастает плотью" без
логической (а порой интуитивной) увязки с другими фактами. Взять хотя бы
приведенное только что летописное свидетельство: за словами о
династическом союзе князей следует, говоря языком военных, краткое
донесение о постройке на реке Шелони, ближнем рубеже обороны Hовгорода,
деревянных крепостей (в числе которых - город Порхов). Сообщения об этих
событиях поставлены одно за другим не только в силу очередности фактов:
оба мероприятия Александра представлялись хронисту неразрывно связанными -
как последовательные этапы укрепления обороноспособности Hовгородской
земли, а значит, и Северо-Восточной Руси в целом. Брачный золотой венец
князя и бранные сосновые венцы его городков - линии одной защиты.
В 1239 году Александру исполнилось девятнадцать. По меркам
средневековья, не так уж мало для воина и полководца. А для политика и
дипломата?
Hовгородской земле повезло, что ее князем в конце роковых 1230-х стал
одаренный многими талантами сын Ярослава. Hо и Александру повезло с
княжением. Только здесь



Назад