a70e0e77     

Ветринская Инна - Дайте Людоеду Шанс !



Инна Ветринская
Дайте людоеду шанс!
Часть 1.
ДАЙТЕ ЛЮДОЕДУ ШАНС!
Увидеть сон - полдела. Гораздо труднее правильно его объяснить.
Вам приходилось видеть сон с сырым мясом в качестве главного
действующего лица? Он иногда бывает вещим. Я переживала именно такой сон в
одно прекрасное весеннее утро; мясо это, облепленное присохшей кровью, было
сложено в небольшой эмалированный тазик, и кто-то (кого я не вижу) говорит
мне как бы из-за спины, что надо сделать котлеты, но при этом - что мясо
импортное и заражено коровьим бешенством. Жуткое сновидение. Я, как робот,
начинаю обреченно перекручивать это мясо в нашей старой мясорубке, она дико
скрипит и визжит, и от этого звука я просыпаюсь.
Верещит телефон.
Я теплой босой ногой шагнула на холодный палас и дотянулась до трубки:
телефон у меня в комнате стоит метрах в двух от постели - мне так нравится,
все-таки не под самым ухом звонок зудит, и потом, всегда есть возможность
убедить себя, что вставать с дивана не хочется и трубку можно не брать.
- Але! - гаркнула трубка. - Инна, ты, что ли?! Ты дома?!
Прежде чем ответить, я ли это, я посмотрела на часы. Ну что ж, десятый
час. Действительно, пора подыматься. Тогда я - дома. И это - я.
- Ау, - говорю.
А потревожил меня спозаранку один старший приятель, с которым меня
познакомил за пару лет до того мой дядя Лева. Этот приятель, между прочим,
работает в МУРе, где Петровка 38. И всего за неделю перед этим мы имели с
ним длинную беседу насчет того, что у них в управлении решили провести
эксперимент - внедрить в следственно-оперативную группу журналиста. Чтобы
этот журналист непосредственно освещал оперативные мероприятия. И на роль
журналиста выбрали меня. Естественно, в соответствии с пожеланием майора
Боборыко.
Всякому понятно, зачем милиции понадобились такие игры. Ведь родной,
прикормленный журналист никогда не напишет гадостей о своих оперативных
товарищах. А образ милиции как раз решили сделать немножко посветлее - в
глазах читателей одной немаленькой московской газеты, где я сотрудничала,
пописывала статейки. С другой стороны, времена на дворе коммерческие и мне
совсем не лишним будет получать по совместительству ставку в муровском
отделе информации...
- Инка, все решено, ты у нас на зарплате с позавчерашнего дня, -
продолжает майор Боборыко скороговоркой, чтобы я после зевка не сразу
положила трубку. - А сейчас у нас горячая тема. Если с юмором, то случай
случился. Так что едь поскорее.
- Куда?
- Пока что к нам, на Петровку. И сразу рванем на место, там уже
местная опергруппа работает. Все очень громко и очень здорово. Жду тебя
через полчаса. Напишешь - вся Москва обчитается.
Звучит все это, конечно, интересно. Особенно насчет юмора. У майора
Боборыко такого чувства в личном деле не значится. Зато он все-таки
порядочный мужик, редкое исключение в рядах блюстителей чего-то там. И
работает к тому же, как мне шепнул дядя Лева, на подполковничьей должности,
что вызывает у коллег закономерные чувства зависти и злобы. Может быть,
именно поэтому ему и всучили журналиста под локоть. В надежде на то, что
Боборыко проштрафится, попадет на первые полосы газет и со скандалом слетит
с поста. И тогда на его место поставят обычного, нормального милиционера с
обычным хамством, пренебрежением к закону, грубостью и неспровоцированной
агрессией. А Паша Боборыко - не такой, как это ни удивительно. Он на самом
деле приличный человек, и мне вовсе не хочется, чтобы он слетел с поста,
тем более, что ему сорок лет с



Назад