a70e0e77     

Ветрова Тамара - Город, Которому Ничто Не Грозит



Тамара Ветрова
Город, которому ничто не грозит
Рассказ
Уроки учителя Казимира Ивановича
Казимир Иванович преподавал в средней школе основы разговорной речи
растений. Как на всякого новатора, на него косились, но помалкивали,
потому что ведь неизвестно: вдруг это и есть самый совершенный способ
воспитания - разговаривать с цветами... или с плодами...
Все понимали, что Казимир Иванович работает над диссертацией (а он не
работал над диссертацией!), ворчали, что эксперимент затянулся,
результатов же, между прочим, пока не видно...
Однако корреспондент областной газеты поговорил с учителем, с ребятами
("Что изменилось в вашей жизни?" - спросил корреспондент ребят. "Крну,
диннь!" - загомонили шестиклассники. "А в футбол играете?" - спросил
корреспондент, не смущаясь. "Оли! Оли!" Казимир Иванович стоял, выставив
вперед одно ухо, и одобрительно кивал). После разговора в газете появилась
большая статья под названием "Учитель, воспитай ученика!", и коллеги и
проверяющие окончательно махнули на эксперимент рукой, и вооружась
терпением, с результатом торопить перестали.
А Казимир Иванович, благожелательно улыбаясь, продолжал являться каждое
утро на свои диковинные уроки.
О личной жизни Казимира Ивановича не знали. Известно было лишь, что он
закончил Вичградский государственный университет. А больше ничего не было
известно. (Стыдно сказать, но не знали даже, что это за Вичградский
университет такой. Не было сроду такого университета, хоть убейте, не
было!) Однако диплом был в полном порядке, и лишь там, где значилось
отделение, имелась еще одна неясность: отделение именовалось "Наука и
жизнь". Диплом Казимира Ивановича вызвал даже некоторый переполох, но
справки, наведенные заведующим гороно, успокоили. Все оказалось в порядке,
товарищи, все в полном порядке: и отделение "Наука и жизнь", и сам
Вичградский университет. "И вообще, - добавил, стесняясь своей одышки,
заведующий гороно, - не будем строить преграды на пути молодых
специалистов".
При этом Казимир Иванович был вовсе не молод. Скорее, пожилой человек с
обозначившейся лысиной и сединой на висках. Ну, да дело не в этом, а в
том, что вел он в своей средней школе основы разговорной речи растений,
оценки выставлял по многобалльной системе, объясняя это тем, что успехи
его учеников не укладываются в традиционные 5 баллов. "700", "850" - вот
вполне обыкновенные оценки на его уроках.
Каждое утро в школьной раздевалке Казимир Иванович вежливо раскланивался с
нянечкой, ставил в угол мокрый зонтик, вокруг которого тотчас же
образовывалась серая лужица, несколько раз проводил расческой по серым
своим волосам... И одновременно со звонком являлся перед своими учениками.
Ребята встречали Казимира Ивановича кто где. По двое-трое на каждом
подоконнике, были и такие, кто в стремлении угодить учителю теряли чувство
меры и вертелись колесом перед классной доской, некоторые, совсем
немногие, сидели за партами.
- Окна! - повелительно говорил Казимир Иванович.
Раскрывали окна, все три, и дождь начинал стучать по подоконникам, мокрые
ветви тополей кротко дрожали в появившемся пространстве.
- Степанов, Иванов, Полещук, в сад!
Легко перемахнув через подоконник, трое сигали в сад. Высунувшись вслед,
Казимир Иванович наставлял:
- Два-три предложения, не более: приветствие... Какой сегодня дождь... Что
нового поведали корни... Вы поняли меня, Степанов, Иванов, Полещук?
О да, они поняли его, они уже сгинули среди ветвей, не оставив на мокрой
дорожке и следа...
- Ну



Назад