a70e0e77     

Виан Борис - Чем Опасны Классики



Борис Виан
Чем опасны классики
(Из сборника "Волк-оборотень")
Электронные часы на стене пробили два, и я вздрогнул, с трудом прогнав
целый сонм образов, который вихрем кружился в моей голове. К тому же я не без
удивления почувствовал, что сердце мое билось учащенно. Покраснев от смущения,
я поспешно захлопнул книгу. Это был старый томик стихов Поля Жеральди,
изданный еще до предпоследней войны, - "Ты и я". До сих пор я все как-то не
решался за него взяться, зная, какой смелости и откровенности требует эта
тема. И тут я понял, что смятенье мое вызвано не только прочитанным, но и тем,
что сегодня пятница, 27 апреля 1982 года, и, как каждую пятницу, ко мне должна
прийти моя ученица-стажерка Флоранс Лорр.
Не могу выразить словами, как меня поразило это открытие. Меньше всего
меня можно назвать ханжой, но ведь, в самом деле, не мужчине же первому
влюбляться: нам следует в любом случае вести себя скромно и достойно, как это
приличествует нашему полу. Однако, оправившись от первого шока, я стал
размышлять и нашел для себя некоторые оправдания.
Считать всех людей науки, а в особенности женщин, властными и уродливыми -
несомненное предубеждение. Слов нет, женщины куда более мужчин пригодны для
научной работы. И даже в ряде профессий, а именно в тех, где внешние данные
служат критерием отбора, количество Венер относительно велико. Однако если
глубже вникнуть в эту проблему, то быстро приходишь к выводу, что красивая
математичка в конечном счете явление не более редкое, чем умная актриса.
Правда, математичек вообще-то куда больше, чем актрис. Но, так или иначе, мне
повезло, когда по жребию распределяли стажерок, и, хотя до сегодняшнего дня ни
одна волнующая мысль меня еще не смущала, я сразу же отметил - весьма
объективно - несомненное обаяние моей ученицы. Это и оправдывало нынешнее мое
волнение.
Кроме того, она исключительно точна - явилась, как всегда, в пять минут
третьего.
- Вы сегодня чертовски элегантны! - воскликнул я, удивляясь своей
смелости.
На ней был облегающий комбинезон из светло-зеленой материи с муаровыми
отливами, очень простой, но явно сшитый на фабрике-люкс.
- Вам нравится, Боб?
- Очень.
Я не из тех, кто считает яркие цвета неуместными даже для такой
классической одежды, как лабораторный комбинезон. Пусть это кому-нибудь и
покажется вызывающим, но, признаюсь, женщина в юбке меня не шокирует.
- Я очень рада, - сказала она насмешливо.
Хотя я на десять лет старше, Флоранс уверяет, что мы выглядим ровесниками.
Поэтому наши отношения несколько отличаются от обычных отношений между
учителем и ученицей. Она ведет себя со мной как с приятелем. Признаюсь, меня
это несколько смущает. Конечно, я мог бы сбрить бороду и постричься, чтобы
походить на маститого ученого образца 1940 года, но она утверждает, что это
придаст мне женственность, однако не поднимет в ее глазах мой авторитет.
- Как идет монтаж? - спросила Флоранс.
Она имела в виду сложную электронную схему, разработку которой мне
поручило Центральное бюро. К моему вящему удовлетворению, как раз сегодня
утром я нашел для нее оптимальное решение.
- Закончил, - ответил я.
- Браво! И все работает как надо?
- Завтра проверим, - сказал я. - По пятницам в послеобеденные часы я
должен заниматься вашим воспитанием.
Она хотела было что-то сказать, но в нерешительности опустила глаза. Я
всегда теряюсь в присутствии застенчивой женщины, и она это знала.
- Боб... Я хотела бы задать вам один вопрос...
Я решительно чувствовал себя не в своей



Назад