a70e0e77     

Виан Борис - Мурашки



Борис Виан
Мурашки
I
Прибыли поутру, а встретили нас хуже некуда: на берегу - ни души, только
куча трупов да разбросанные куски людей, танков и грузовиков. Пули летели
отовсюду сразу - тоже мне удовольствие. Попрыгали в воду, но там оказалось
глубже, чем представлялось, а я еще и поскользнулся на консервной банке. Тут
парню как раз позади меня подоспевшей пулей на три четверти смазало
физиономию, так что банку я оставил на память. Выловил, что сумел, из этих
трех четвертей своей каской и отдал ему обратно; он тут же отправился на
поиски санитаров, но, похоже, ошибся направлением, потому что постепенно ушел
под воду с головой, а вряд ли на такой глубине достаточная видимость, чтобы он
смог найти обратную дорогу.
После этого рванул я куда надо и тут же схлопотал чьей-то ногой по
физиономии. Собрался было выдать мерзавцу по первое число, а от него после
разрыва мины остались одни ошметки, с которых взятки гладки; ну что ж, плюнул
на его выходку и побежал дальше.
Метров через десять наткнулся на трех ребят, которые притулились за
бетонным блоком и палили куда-то поверх стены. Они насквозь промокли, вода с
потом, да и я от них недалеко ушел - короче встал на колени и давай поливать
вместе с ними. Вернулся лейтенант, он держался обеими руками за голову, а изо
рта у него текло что-то красное. С недовольным видом он быстрехонько
растянулся на песке и, разинув пошире рот, протянул вперед руки. Здорово он
заляпал весь песок, а ведь это было, пожалуй, одно из последних чистых мест на
всем побережье.
С берега наше судно выглядело на мели вначале ужасно глупо, а потом вообще
перестало выглядывать - на него как снег наголову свалилась парочка снарядов.
Мне это не понравилось, потому что внутри там оставались два дружка, их
так нашпиговали свинцом, что они не рискнули сунуться в воду. Похлопал по
плечу троицу стрелявших со мной и говорю: "Ну что, пошли?" Само собой,
пропустил их вперед - и не ошибся, первого и второго подстрелила парочка, с
которой мы перестреливались; передо мной остался только третий, дай ему,
бедолаге, не подфартило: не успел он избавиться от того, что понастырнее, как
второй негодяй его уже прикончил, и этим вторым пришлось заняться мне.
У тех двух бандитов за углом оказался пулемет с целой кучей лент. Я
развернул его в противоположную сторону и поднажал на гашетку, но скоро
пришлось это дело прекратить, потому что у меня заложило уши, да и он заглох.
Их, должно быть, нацеливают на стрельбу только в нужном направлении.
Здесь было поспокойнее. Сверху пляж виднелся как на ладони. На море со
всех сторон дымило и вовсю плескалась вода. На палубах больших броненосцев
посверкивали вспышки залпов, а над головой со странным глухим звуком пролетали
снаряды, словно кто-то ввинчивал в воздух басовито гудящий цилиндр.
Прибыл капитан. Нас оставалось всего одиннадцать. Он сказал, что этого
маловато, ну да итак управимся. Позднее, мол, докомплектуемся. А пока приказал
рыть окопы, я подумал было, чтобы там отоспаться, ан нет - оказалось, сидеть в
них и отстреливаться.
Наудачу прояснилось. Теперь с кораблей вываливались крупные партии
десантников, а между ног у них в отместку за всю эту катавасию так и сновали
рыбы, многие из-за этого падали в воду и, вставая, ругались почем зря. А
некоторые, так и не встав, уплывали, покачиваясь на волнах, и капитан приказал
нам под прикрытием танка подавить пулеметное гнездо, которое опять застрочило.
Пристроились к танку. Я - последним: не очень-то доверяю торм



Назад