a70e0e77     

Виан Борис - Пожарники



Борис Виан
Пожарники
(Из сборника "Трали-вали")
Патрик все чиркал спичкой о стену. Он потерял уже всякую надежду, хотя
потрескавшаяся краска на стенке была шероховатой - ничуть не хуже спичечного
коробка. На шестой попытке спичка совсем сломалась, и Патрик остановился - он
еще не научился зажигать короткий обломок, не обжигая себе пальцы.
Напевая песенку, в которой часто повторялось имя Христа, он отправился в
кухню. Дело в том, что его родители считали, что спичкам лучше быть рядом с
газовой плитой, а не в шкафу с игрушками. Против этого Патрик мог протестовать
лишь словесно - сила была не на его стороне. А имя Христа было одним из
упреков, впрочем, бесполезным и скорее для красоты - все равно у них в семье
никто не ходил в церковь.
Встав на цыпочки, он приоткрыл железную коробку и достал маленькую палочку
с серной головкой. Он брал по одной - не так уж часто удается походить.
Потом он вернулся из кухни в гостиную.
Когда я вошел, занавески уже занялись и горели красивым ясным пламенем.
Пат сидел посередине гостиной и размышлял, очень ли это смешно. Заметив мое
удивление, он все-таки решил скривить губы.
- Послушай, - сказал я, - одно из двух. Если тебе интересно, то не стоит
плакать, а если нет - тогда зачем ты это сделал.
- Да не то чтобы интересно, - ответил он. - Просто надо же спичками
что-нибудь зажигать.
И разревелся навзрыд.
Чтобы показать ему, что я не делаю из этого трагедии, я добродушно сказал:
- Ничего, не расстраивайся. Когда мне было шесть лет, я тоже поджег старые
бидоны из-под бензина.
- Тут же нет бидонов - я и поджег, что под руку подвернулось.
- Пошли в столовую, - сказал я, - и забудем прошлое.
- Давай играть в машинки, - обрадовался он. - Мы целых три дня не играли.
Мы вышли из гостиной, я тихонько закрыл дверь. Занавески уже догорели, и
пламя подбиралось к ковру.
- Начали, - сказал я. - Твои синие, мои красные.
Он посмотрел на меня, чтобы убедиться, что я больше не думаю о пожаре, и,
успокоившись, воскликнул:
- Ну, держись!
Мы играли целый час, потом долго спорили, стоит ли ему отыгрываться.
Наконец мне удалось отвести Пата к нему в комнату, где, уверял я, коробка с
красками ужасно по нему соскучилась. Затем, захватив простыню, я вышел в
гостиную, чтобы в самом начале пресечь пожар, из которого ни в коем случае не
хотел делать трагедии.
Из-за густого, удушливого черного дыма ничего не было видно. Я долго
пытался определить, чем сильнее пахнет: горелой краской или паленой шерстью, -
в конце концов раскашлялся и чуть не задохнулся. Плюясь и отдуваясь, я обмотал
голову простыней, но тут же сбросил ее, так как означенная простыня
загорелась.
В воздухе летали искры и хлопья сажи, а пол трещал и свистел. Там и сям
прыгали веселые огоньки, и от них загоралось все, что еще не горело. Когда
длинный язык пламени забрался ко мне в штанину, я ретировался и через столовую
прошел в комнату к сыну.
- Горит замечательно, - сказал я. - Теперь давай позвоним пожарным.
Я подошел к телефонному столику и набрал номер семнадцать.
- Алло, - сказал я.
- Алло, - ответили мне.
- У нас пожар.
- Ваш адрес?
Я дал им координаты своей квартиры - широту, долготу и высоту над уровнем
моря.
- Хорошо, - сказали мне. - Запишите телефон вашей пожарной команды.
Я быстро дозвонился и не успел еще порадоваться, что служба связи так
прекрасно работает, как услышал веселый голос:
- Алло?
- Алло, - сказал я. - Пожарная команда?
- Я за нее, - ответили мне.
- У нас пожар, - сказал я.
- Вам пове



Назад