a70e0e77     

Виан Борис - Прилежные Ученики



Борис Виан
Прилежные ученики
I
Люн и Патон спускались по лестнице Полицейской академии. Только что
закончился урок рукоприкладной анатомии, и они намеревались пообедать перед
тем, как заступить на пост у штаб-квартиры Партии конформистов, где совсем
недавно какие-то гнусные мерзавцы переколотили окна узловатыми дубинками. Люн
и Патон весело шагали враскачку в своих синих накидках, насвистывая марш
полицейских; при этом каждый третий такт отмечался весьма чувствительным
тычком белой дубинки в ляжку соседа; вот почему этот марш настоятельно требует
четного числа исполнителей. Сойдя с лестницы, они свернули в галерею, ведущую
к столовой. Под старыми каменными сводами марш звучал как-то странно, ибо
воздух в галерее начинал вибрировать на ля-бемольных четвертях, каковых вся
музыкальная тема содержала никак не менее трехсот тридцати шести. Слева, в
узеньком дворике с деревцами, обмазанными известью, тренировались и
разминались их собратья по профессии - будущие шпики и полицейские. Одни
играли в "прыг-шпик-не-зевай", другие учились танцевать мазурку - на спинах
мазуриков, третьи колотили зелеными учебными дубинками по тыквам - их
требовалось разбить с одного удара. Люн и Патон даже бровью не повели: такое
они и сами проделывали каждый Божий день, не считая четвергов, когда учащиеся
выходные.
Люн толкнул массивную дверь столовой и вошел первым. Патон замешкался -
надо выло досвистать марш, вечно он отставал от приятеля на пару тактов. Двери
непрестанно хлопали, в столовую со всех сторон стекались слушатели Академии,
они шли группами по двое, по трое, очень возбужденные, так как накануне
началась экзаменационная сессия.
Люн и Патон подошли к столику номер семь где столкнулись с Поланом и
Арланом - парой самых отъявленных тупиц во всей Академии, с лихвой возмещавших
недюжинную тупизну незаурядным нахальством. Все уселись под стоны придавленных
стульев.
- Ну, как оно? - спросил Люн у Арлана.
- Хреново! - отвечал Арлан. - Подсунули мне, гады, старушенцию годов на
семьдесят, не меньше, а уж и костистая до чего, старая кляча!..
- А вот я своей с одного маха девять жевалок вышиб, - похвастался Подан, -
сам экзаменатор меня поздравил!
- Эх, а мне не повезло, - бубнил свое Арлан, - подложила она мне свинью,
плакали теперь мои нашивочки!
- Все ясно, - сказал Патон, - им больше не удается набирать для нас
учебный материал в трущобах, вот они и выдают кого посытее. А такие - крепкий
орешек. Бабы, правда, похлибче, но что касается мужичков, так вы не поверите,
я нынче весь взопрел, пока вышиб одному глаз.
- Ну, вот это мне раз плюнуть, - обрадовался Арлан, - гляньте-ка, я тут
чуток помозговал над своей дубинкой.
Он показал им свое изобретение. Конец дубинки был весьма изобретательно
заострен.
- С лету вмазывается! - сказал он. - Верных два очка в кармане. Я уж
поднатужился, надо же было отыграться за вчерашнее!
- Мелюзга в этом году тоже черт знает какая, просто руки опускаются, -
заметил Лун, - вчера мне дали одного мальца, так я всего только и смог, что
перебить ему кисть, и это с моего-то удара! О ногах я уж и не говорю, тут даже
дубинка не помогла, пришлось маленько каблуками поработать. Противно даже,
ей-богу!
- Это точно, - согласился Арлан, - из приютов нам больше ни шиша не
перепадает. А нынешние поступают сюда прямо из детоприемника. Тут уж на кого
налетишь, дело случая. Если мальчишке не пришлось голодать, его, твердокожего
дьявола, ни одна дубинка не возьмет!
- А я гляжу, - прервал его Под



Назад