a70e0e77     

Визбор Юрий - Банка Удачи



Юрий Визбор
Банка удачи
Новый радист на корабле - событие огромной важности.
Во-первых, этот парень не должен быть трепачом. Радист ведь
знает все: кому пишут, кому не пишут; кого ждут, кого не ждут;
у какого судна какой улов; какие новости в управлении тралового
флота; у кого родился ребенок, а с кого - алименты...
Во-вторых, он не должен быть "барином". Вместе со всеми он
должен уметь стоять на подвахте - шкерить рыбу, скалывать лед,
выбирать сети. И совсем не обязательно, чтобы он так уж
мастерски все это делал. Просто он должен ясно показать, что не
чурается никакой тяжелой работы, когда весь экипаж на аврале.
Радист - это вам скажет любой -может и не шкерить рыбу, не
скалывать лед, не выбирать сети. Никто его за это упрекать не
станет. Но тогда это уже будет не радист, а "барин". А "бар" на
судах не любят.
Ну, а в-третьих, радист должен быть просто компанейским
парнем - не бирюком, не сквалыгой. Хорошо бы еще, чтобы любил
он музыку, почаще заводил магнитофон, доставал с плавбазы
хорошие фильмы, а с берега - новые пластинки.
Таков краткий перечень качеств, которые желательно иметь
каждому радисту. И тем, кто плавает два дня - от Мурманска до
Тюва-Губы, и тем, кто уходит в море на четыре месяца - из
Мурманска к далекой Джорджес-банке, расположенной у канадского
острова Ньюфаундленд.
Алик ничего не знал о качествах, которые желательно иметь
каждому радисту. Он вообще не собирался быть радистом, но все
получилось как-то само собой. А началось это именно в тот
вечер, когда Алик пришел домой и увидел всю семью, с
прокурорскими лицами сидевшую за обеденным столом. Он положил
на диван скрипку и сказал:
- Не приняли меня. Не сочли...
- Как это - "не сочли"? - возмутился папа. - Я же звонил...
- Но Алик ничего не ответил и пошел на кухню. Там стояла его
любимая кружка, из которой он пил воду. Только из нее.
На семейном совете мнения разошлись. Папа все время говорил,
что он этого "так не оставит" и завтра же "позвонит". Мама
ужасно переживала и ясно давала понять, что работать Алик не
пойдет. Он будет сидеть дома и "долбить" музыку. "Гений - это ж
труд, говорила мама через каждую фразу. - На любой работе
мальчик испортит себе руки..." А дядя сказал: "Чего тебе год
терять? Хочешь - устрою в школу радистов? Радисту как раз нужны
тонкие пальцы". За столом поднялся страшный шум. А Алик вдруг
улыбнулся. В первый раз за много дней. Радистом? Ему
вспомнились ялтинские пароходы и яхты на Клязьминском
водохранилище, представились синие моря и пальмовые гавани... А
музыкой ведь можно заниматься и в море. Скрипка - не рояль.
Вот так Алик закончил школу радистов и попал на РТ -
рыболовный траулер, который ходит ловить треску и зубатку к
острову Медвежьему, что неподалеку от Шпицбергена.
Встречала Алика вся команда. Вернее, не встречала, а
смотрела на него.
...Обгрызенное бортами разных судов толстое бревно причала.
С него - хлипкий помост на борт корабля. Пальмами явно не
пахнет. Пахнет рыбой. Ребята - кто в чем - покуривают на
палубе, свешиваются с верхнего мостика, высовываются из
машинного отделения. Новый радист на корабле - событие огромной
важности.
Алик некоторое время потоптался около помоста, потом спросил
у Сереги Самсонова, который стоял ближе всех к нему:
- Мне, кажется, сюда... Я - новый радист.
- Вообще-то радист нам нужен... - сказал Самсонов. Сказал он
это не то чтобы с издевкой, но была во всей его фигуре, в
интонации какая-то недосказуемая насмешка.
Алик вздохнул и, уже не



Назад